0000-1

Это интервью с Сергеем Саратовским было запланировано ранее, тема озвучена, вопросы подготовлены. Но, как всегда, жизнь внесла свои коррективы: 5 октября 2016 года медицинская общественность региона доверила известному психологу возглавить Общественный совет при региональном министерстве здравоохранения. Поэтому редакция Информационного агентства «СарМедИнфо» несколько скорректировала тематический вектор беседы. Которая, надо признать, менее насыщенной от этого не стала.

 

-Сергей Владимирович, расскажите читателем Портала нашего Агентства о себе и своей деятельности.

-Каждый раз, когда мне задают этот вопрос, отвечаю одно и то же: я — практический психолог и уже четверть века работаю в этом статусе, ведя прием людей, имеющих личные проблемы. Все остальные степени, звания и полномочия — из сферы общественной и научной деятельности, которыми я занимаюсь по велению души и лишь в свободное от основной работы время.

 

-Какова главная цель Вашей жизни?

-Знаете, я довольно часто думаю об этом. Жизнь сплетена из кружева стольких событий и обстоятельств, что выделить основную цель довольно трудно. Но, пожалуй, есть стремление лучше узнать окружающий мир и понять свое место в нем. Из этого стремления проистекают все цели — основные и не очень.

 

-Какие главные проблемы нашего общества на сегодня? Чем обусловлен несомненный рост жестокости в нашем обществе?

-Мы стали черствы, стремимся к обособлению, откровенно используем друг друга, ставя личные интересы превыше всего. Но и это пройдет, ведь жизнь — хороший учитель: в лучшем варианте мы самостоятельно вернемся к своим базовым ценностям, в худшем — пройдем сквозь горнило экономических и социальных потрясений. Но все равно станем вновь похожими на людей.

 

-Много ли на сегодняшний день людей нуждаются в помощи психолога и как часто они обращаются за психологической помощью?

-Принято считать, что более 70% жителей нашей страны нуждаются в психологической или психотерапевтической помощи. Это не совсем так! Проблемы большинства из нас проистекают от нашей вопиющей некомпетентности и самонадеянности. Одни, беднея, нахватывают все больше долгов, искренне полагая, что все их многочисленные кредиты вместе с кредиторами в один прекрасный день испарятся как дым. Другие легкомысленно тратят стартовый возраст жизни на развлечения и понты, уже к 30-35 годам понимая, что упущено самое главное — нет, не образование, не материальное благополучие, не общественный авторитет — время! Именно время мы бездарно тратим и оплачиваем «не по счетчику». Третьим и вовсе чужды вопросы построения рациональных отношений с окружающими. В итоге, мы постоянно бросаемся из крайности в крайность: конфликтуем со всеми подряд, сажаем на шею близких нам людей, подчиняем себе окружающих, становимся зависимыми от людей недостойных, не прощаем тех, кого по-настоящему нужно простить. И вот уже ворох всех этих поступков приводит к психологическим проблемам. Это, так сказать, системная ошибка в развитии взрослой личности. Именно поэтому я выступаю за психологическое (культурное, этическое, юридическое и проч.) просвещение.

 

-Как Вы оцениваете состояние отечественного здравоохранения в целом и Саратовского региона в частности?

-Проблемы регионального здравоохранения суть проблемы здравоохранения отечественного. К примеру, три года назад мы с общественниками подготовили и опубликовали «Информационное письмо» в поддержку пересадки органов от кадаверных доноров. Три года назад наше государство и общество было не готово принять такой вид помощи: врачей сажали в тюрьмы, а пациенты лишались последней возможности на полноценную жизнь. За это время ситуация в корне изменилась, и мы видим сколько прежде больных людей обретает счастье вновь почувствовать себя здоровыми. Поскольку таких аспектов в медицине — сотни, то и на их преодоление понадобится не один десяток лет. Но начинать ведь когда-то нужно!

Сегодня мы хвалим советскую медицину. Да, она была доступна. Но ведь йод и бинты, от которых ломились полки аптек того времени, не стали менее доступными. И никто не вспоминает о том, что никаких лазеров, КТГ, МРТ, индивидуальных глюкометров и прочих благ современной цивилизации не было и в помине. Даже катаракту удаляли скальпелем, а посещение стоматолога вызывало дрожь у доброй половины страны. Помощь стала высокотехнологичной, потому и дорогой. А вот что мы действительно утратили — человечность и порядочность. И дело не только в медицинских работниках: пациент тоже не должен вести себя так, будто он пришел на мамаево побоище. Зайдите в библиотеку: там все чинно, спокойно и интеллигентно. Почему? А потому, что мы не стоим в очередях за книгами, не выбиваем себе право почитать очередной фолиант, четко представляем правила поведения в учреждении культуры. Так почему же наши поликлиники и больницы стали местом столкновения интересов, а не здравницами? Потому что хромает организационная сторона вопроса и необходимое понимание в обществе роли медицинского работника, его трудного служения. Если специалист поругаем, живет между походом «на ковер» к начальству или на допрос к прокурору, ежеминутно думает о том, как накормить своих детей или оплатить ипотеку, то никакие законы, проверки и порицания не возымеют силы. К тому же, не стоит смешивать три разных понятия: неумение, нежелание или невозможность помочь больному. Первые два зависят от эскулапа, а третье — от самого пациента, несовершенства медицины или ее организации.

 

-Как развита психологическая служба в системе здравоохранения региона?

-Подготовка соответствующих специалистов в стране и регионе началась не так давно. Сейчас еще довольно легко свои скромные познания в медицинской психологии выдать за выдающиеся. «Детский сад» закончится лет через десять-пятнадцать, когда подготовка таких психологов пройдет серию точек роста, а наука четко обозначит пределы их компетенции и утвердит свои позиции в этой непростой области знаний.

 

-У Вас есть личные доктора, к которым Вы обращаетесь в трудные минуты?

-Несомненно. Ведь личный доктор — это почти член семьи, человек, которому ты доверяешь свое здоровье и здоровье своих близких.

 

-Что больше всего Вы цените в докторе?

-Компетентность, стремление обогатиться знаниями и человечность. Хотя последнее качество оцениваю не по шкале «пожалеть, обнять и плакать», а по шкале «выслушать, понять и … настоять на своем». Пациента, особенно страдающего хроническим заболеванием, жалеть опасно: есть большая вероятность того, что он начнет пользоваться жалостью в ущерб себе и своему здоровью.

 

-Как Вы считаете проблемы наркомании и алкоголизма можно решить в ближайшем будущем? И какова роль психологов в решении этой социальной проблемы?

-Как и любые аддикции (зависимости. — прим. ред), алкоголизм и наркомания имеют социальные корни. Все произрастает из семьи — родительской или супружеской. Именно поэтому работу следует вести с семьей и внутри (!) семьи, как это делается в развитых странах. Одно дело, когда образцовая семья участвует в фестивалях-конкурсах-съездах, получая за это грамоты и благодарности, и совсем другое, когда в гости в обычную, среднестатистическую семью приходит участковый, медицинский или социальный работник, педагог или психолог, проводя с ее членами разъяснительные беседы, обучая, и, возможно, от чего-то предостерегая. Иными словами, каждая семья должна чувствовать себя нужной, а свою социальную миссию — важной.

За истекшие 30 лет мы сами себя лишили лечебно-трудовых профилакториев, вытрезвителей, мер общественного контроля за пьяницами и дебоширами. И сделали лишь несколько осторожных шагов на пути к эффективному противодействию наркомании. Работа наших просветителей-энтузиастов из числа общественников — не в счет, поскольку их труд — лишь капля в море. Что делать дальше? Во-первых, воссоздавать утраченное. Во-вторых, принимать долгосрочную программу по профилактике, лечению и реабилитации. В-третьих, возвращать воспитание и просвещение в детские сады, школы, техникумы и вузы. В-четвертых, вернуть молодежи веру в то, что она способна и должна участвовать в построении здорового и справедливого общества.

 

-Как Вы относитесь к религии? Вы верующий человек?

-Я верующий. Не религиозный, но верующий. К тому же, детально разбирающийся в ряде вопросов, традиционно относимых к данной сфере. С чудесами Божьими сталкиваюсь на каждом шагу, но это личное.

 

-Институт семьи разрушается. Ваше отношение к свободе от брачных обязательств?

-Глупо думать, что наше общество столкнулось с этой проблемой впервые. Ничто не ново под Луной: и на заре человечества, и в царской России, и в советский период всего этого было в избытке. Поэтому бороться нужно не с последствиями, а с причинами. Их несколько.

Мужчина отдаляется от женщины, равно как и она от него, как только в их отношениях любовь и искренность уступают место взаимному использованию друг друга. Этот процесс всегда обоюдный, поэтому напрасно обвинять одну сторону и искать оправдание второй стороне.

Надо сказать, что и чрезмерное усиление роли женщины в обществе, которое принято называть стремлением к т.н. гендерному равенству, неизбежно приведет к тому, что мужчина будет кем угодно — мужем «на час», сексуальным партнером, «денежным мешком», — но только не самим собой — кормильцем и защитником семьи. Плоды этого мы видим ныне. Дошло до того, что женщина начинает требовать от мужчины двух абсолютно противоположных качеств: быть «мужиком» в принятии решений и быть во всем покорным ее воле. То же самое относится и к мужчинам — женщина почти не рассматривается ими как верная спутница жизни, мать детей, хранительница очага: все, что от нее требуется — это удовлетворить физиологическую потребность или выйти с таким мужчиной в свет, если она достаточно эффектна и молода для этого.

Особая тема — нежелание или невозможность, например, медицинского характера, супругов рожать детей. Это относится к началу нашего разговора — об излишней индивидуализации людей, об их «публичном» одиночестве.

 

-Ваше отношение как психолога к абортам?

-Крайне отрицательное. Я достаточно много раз высказывал свое мнение по данному вопросу. Повторюсь лишь в одном: здоровое потомство не рождается на плахе — чрево матери, волей или неволей убившей дитя, перестает быть благословенным для потомства. Это непреложный закон жизни, не нами придуманный и не нами отменяемый. И это беда всего общества в целом, а не отдельно взятой женщины или семьи.

 

-Любите путешествовать и если «да», то почему?

-Путешествия — неотъемлемая часть моей повседневной жизни. Знаете, я не перестаю открывать для себя новые грани нашего мира и умею радоваться этим открытиям. Очень люблю Русский Север и Скандинавию, поскольку мои предки по женской линии жили там испокон веков. Мне близки Калуга и Смоленск — родина пращуров по мужской линии. В отношении заграницы я консервативен — душа тяготеет к истории и культуре Италии. Там у меня много друзей и крепки мои общественные и научные контакты.

 

-Что Вы можете пожелать читателям нашего портала большинство из которых медицинские работники?

-Пожелания лишь три — здоровья, счастья и попутного ветра в новых делах и начинаниях!

 

-Сергей Владимирович, громадная благодарность от редакции Информационного агентства «СарМедИнфо», читателей нашего портала и меня лично за время, которое Вы нам уделили. Рады будем видеть Вас в качестве автора и комментатора. Успехов Вам!

 

Василий Софьин,

портал «СарМедИнфо», 24 октября 2016 года

 


Дата публикации: 24.10.2016   РубрикаНовости, Общественные новости